понеділок, 23 травня, 2022

Телефони гарячої лінії:


ДОНБАС - ЦЕ УКРАЇНА!

search menu menu menu
Запрет Генштаба на общение военнослужащих с прессой – где «собака зарыта»?

Аналітика , Російська агресія , ООС

Запрет Генштаба на общение военнослужащих с прессой – где «собака зарыта»?

views85

06.04.2021

Подiлитися у соц.мережах

Генеральный штаб инициирует запрет на любое общение военнослужащих с прессой и уже ограничил доступ СМИ к районам, в которых планируется отвод военных сил.

Почему именно сейчас?

Сегодняшние заявления связаны, скорее всего, с тем, что в эфире программы «Свобода слова с Савиком Шустером» командир подразделения ВСУ Александр Старин, бойцы которого вывозили свидетеля по делу «МН17» Владимира Цемаха с оккупированной территории, назвал его выдачу России путем к капитуляции.

Сразу же после этого в Генеральном штабе назначили служебное расследование в отношении такого заявления, а начальник Управления по связям с общественностью ВСУ Богдан Сеник заговорил о необходимости запрета на общение военных с журналистами (только после одобрения командиром) и предлагает в письменном виде закрепить это в контракте.

Однако это далеко не все…

Что случилось? И почему вдруг появились подобные инициативы на запрет?

По всей видимости, слова про Цемаха на телевидении в прямом эфире (которого «Слуга народа» не счел важным свидетелем), просто стали последней точкой. В действительности, за время правления новой власти скопилось уже несколько таких «тревожных» для власти «звоночков».

Реформа пресс-служб

Первый заместитель начальника Генштаба Игорь Колесник заявил о грядущем сокращении пресс-служб, вместо которых должны появиться группы. Таким образом сокращается штат сотрудников, снижаются зарплаты и уровень исполнителя. Даже после того, как поступили протесты против такого решения от начальников этих самых пресс-служб, Сеник не отреагировал и не поддержал их перед вышестоящим руководством.

В Генштабе же заговорили о переформатировании пресс-служб после того, как Колесник отправился проходить военно-врачебную комиссию (возможно увольнение).

Отсутствие работы пресс-службы Генштаба

В сравнении с предыдущим периодом, в последние несколько месяцев существенно сократилась реакция пресс-службы Генерального штаба на запросы СМИ. Если раньше обрабатывалось около 400 запросов в месяц, то сейчас… несколько единиц.

Обществу не доносится информация об армии в критических ситуациях не только в эфире, но даже по телефону. Даже на хайповые российские провокации, которые за несколько дней собирают тысячи просмотров и репостов, Генштаб не реагирует. А если и есть запоздалая реакция, то она может быть через несколько дней и то после того, как на нее уже конкретно укажут в непосредственном запросе в Генштаб ведущие СМИ Украины.

В результате получается, что на репутационные удары по ВСУ пресс-служба Генштаба не реагирует, а появление военнослужащего ВСУ в эфире ток-шоу в свободное от работы время, заставило задуматься о полном запрете общения военных с журналистами.

Были запреты? Да, это не первый…

В августе 2019 года Юзеф Венскович возмутился ситуацией, когда бригады вспоминают погибших бойцов и чтят их память. Тогда он заявил, что пресс-служба – это не поминальная организация и предложит писать больше позитива.

Сейчас уже и штаб ООС делает попытки скрывать реальные настроения украинских военных и местного населения, которое живет в прифронтовой зоне. В последнее время очень сильно изменилась тактика подачи информации и сводок, не показывается истинная ситуация на фронте (где были обстрелы, интенсивность и т.д.). Теперь же командование разозлилось из-за телевизионных сюжетов и публикаций в интернете о том, что местные жители протестуют против отвода украинских сил в поселке Золотое. Эту информацию, оказывается, нельзя озвучивать и показывать реальные настроения живущих там людей, потому командующий ООС Владимир Кравченко принял очень простое решение – он закрыл доступ для СМИ в районы разведения и категорически отказывается от любого общения с журналистами.

«Это тот случай, когда мы снова пытаемся придумать какой-то велосипед, уникальный украинский путь выхода из проблемы. Фактически, да, в Европе и в странах НАТО военные ограничены в коммуникации с прессой, но при этом эту функцию на себя берут либо командиры на всех уровнях, либо значительная часть пресс-офицеров тоже на всех уровнях. При этом, это не только пресс-офицеры. Это люди, которые занимаются социальными сетями, люди, которые занимаются профессиональной фото- и видеосъемкой, то есть те, которые берут на себя вот эту коммуникационную составляющую. При этом они не занимаются пропагандой, но занимаются коммуникациями. В наших же реалиях мы сейчас уменьшаем количество пресс-офицеров, сокращаем пресс-службы в видах и родах войск, и при этом мы хотим запретить военным комментировать. Как-то парадоксально получается», — комментирует запретные инициативы волонтер и экс-морпех Тарас Чмут.

Как у Зеленского планируют выиграть информационную войну

Когда шла предвыборная кампания, теперь уже Президент Украины Владимир Зеленский говорил о том, что нужно выиграть информационную войну на временно оккупированных территориях сначала, а потом уже везде. Он предлагал «достучаться» до жителей ОРДЛО, отправляя им постоянные месседжи о том, что они украинцы.

Должны ли украинские военные говорить о том, что они не являются врагами местным жителям? Обязательно. Но почему тогда спикеры Генштаба не просто устранились от комментирования военной тематики, но и вообще хотят запретить такое общение? Пресс-служба «умыла руки» или «играет на руку» кому-то?

Между прочим, ситуация с настроениями военнослужащих сегодня складывается не самым лучшим образом, потому что далеко не все еще смирились с победой Зеленского, не готовы внутренне принять такого президента и очень четко видят взаимосвязь смены власти с арестами и обысками у побратимов, которые сейчас живут уже на мирной территории после дембеля. Опрос фокус-групп показал, что абсолютное большинство военных, принявших в нем участие, откровенно заявляют о вполне возможном уголовном преследовании против них после смены власти за участие в боевых действиях после ратификации Римского устава.

Вот такие антипрезидентские настроения очень распространены. При этом, кто и как бы не относился к Зеленскому, а сама по себе такая ситуация играет на руку Москве. Такую запретную инициативу сложно назвать правильной и своевременной, но именно она, скорее всего, является продолжением политики Штаба ООС по недопущению в районы отвода украинских войск представителей СМИ. Они просто боятся допустить прямое общение с военными и местными жителями, чтобы избежать «утечки информации» и не показать истинных настроений людей, имеющих непосредственную связь с районами, которые попали под «разведение».

По материалам inforesist.